Последние несколько лет Вадим Ипатов делает рубленые дома и поставляет их в Питер и Мурманск. Но в его голове витает революционная идея - запретить вести в лесу сплошные рубки. Этой идеей и придуманной им технологией работы на лесозаготовке без солярки и бензина он и поделился с подачи своего знакомого с разношерстной аудиторией дискуссионного клуба на природе. «Я мог рассказать чистому полю. Есть чистое поле - я ему говорю», - шутит он, отвечая на вопрос о цели своего выступления. И хотя бизнес-плана у Вадима Петровича нет, технология не запатентована, да и сама идея пока - лишь компиляция из личного опыта и политехнического образования, мы взяли на себя смелость рассказать о ней, чтобы спустя время проверить, нашла ли она свое воплощение.

26.07.2015

Нужны руки с головой

- Я занимаюсь строительством деревянных домов, - начал Вадим издалека. - Родился на Нижнем Одесе, учился в питерском политехе по специальности «Гидравлика». И там уже меня интересовали микро-ГЭС, вырабатывающие электроэнергию в небольших объемах - на ручьях, речках… Потом я занимался разными видами бизнеса. И где-то с 2000 года я занимаюсь лесом - лесозаготовками, лесопилением, а сегодня - изготовлением срубов на Земляничке (Садовое товарищество в пригороде Сыктывкара. - Ред.). Как-то ко мне приезжали москвичи и спросили, какую технологию лучше применять при лесопользовании. Я посмотрел весь интернет, и все существующие технологии меня не устроили. Они либо дорогие, либо с каким-то ущербом для природы. И я начал думать, как можно эту задачу решить, придя к выводу, что нужно объединить лесопользование, малую энергетику, туризм вместе. И отказаться от существующих технологий - добычи леса в больших объемах - харвестерами, форвардерами, валочно-пакетирующими машинами. Это все не нужно вообще.

 Как это может работать?

- На ручье ставится микро-ГЭС, от которой заряжаются литиевые аккумуляторы. Они сейчас достаточно энергоемкие. И тягачи объемом 2 кубометра вывозят лес с делянки. Таким образом, мы вообще уходим от использования ГСМ - ни солярки, ни бензина - ничего этого не нужно. Есть лес, есть ручей, есть микро-ГЭС, и мы заготавливаем лес, в общем-то, без ущерба для природы. Потому что кроме этих вещей еще нужна другая лесозаготовка.

Вы сказали, что предлагаете отказаться от сплошной рубки?

- Она совершенно не нужна. Фактически законодательство нам сегодня говорит: нужно уничтожать весь лес диаметра от 12 см на уровне груди. Я же считаю, нужна постепенная выборочная рубка. Есть такая технология: лесник идет, помечает деревья, которые нужны, и я их заготавливаю, вытаскиваю. Прирост леса в год - 3%, поэтому лес не повреждается и в этих объемах будет всегда. Как сказали выступавшие здесь до меня крупные экономисты, кризис, который сейчас есть, будет продолжительным, и как из него выходить, пока неясно. То есть те формы жизни и заработка, которые есть сейчас, дальше работать уже не будут. И это как раз хорошо, потому что побудит людей делать что-то реальное. А реальное на сегодняшний день - это лес.

 А как быть в этом случае с лесными дорогами?

- Дорог тоже не нужно. Те, что есть - лесные дороги, просеки, - вполне пригодны для того, чтобы эта техника грузоподъемностью 2 кубометра ходила. И больше ничего не надо. Мы можем в принципе лес перебрасывать на любую дальность.

Каким образом?

- Предположим, у нас участок в лесу, растянутый на 40 км. Разбиваем его на отрезки по 5 км. В каждом квадрате работает своя техника. И они тащат этот прицеп с дальней делянки по очереди. На каждом этапе цепляется новый тягач, он его протаскивает на 5 км, и берет следующий. Все. Не нужно никаких лесовозов, «Уралов». Мы от всего этого уходим. Технология позволяет, используя труд трех человек в лесу, заготавливать до 1000 кубов за сезон. Она низкозатратная, и если сейчас работающие в лесу практически ничего не зарабатывают, то при использовании такой технологии можно платить людям нормально.

 Слишком все кажется просто. Вы думали о том, какие есть подводные камни?

- Технология понятна, она будет работать. Проблема тут только одна - с людьми. Люди, которые сейчас работают в лесу, не годятся. Люди должны быть с головой. С руками и с головой. Это на сегодняшний день редкость. Есть либо голова, либо руки, и они не связаны.

Эти люди откуда возьмутся? Их надо готовить, специально учить?

- Нет, их надо искать. То, что он выпускник какого-то заведения, это еще не гарантия, что он умеет работать. Нужен человек, который умеет работать, собственно говоря.

 А чем его можно замотивировать?

- Оплатой. Я за это и борюсь, чтобы люди нормально получали, когда ухожу от использования солярки и применяю новую технологию. Чтобы он отработал в лесу 15 дней и заработал 50 тысяч. Другой мотивировки нет. Но он должен за эти деньги действительно работать. Техника должна ходить, объемы эти он должен выполнять. И причем он должен это делать самостоятельно. Никаких начальников там нет и не будет.

Мы оставим заправки без работы

Вот вы говорите микро-ГЭС, но, во-первых, это будут затраты на их строительство, а, во-вторых, строительство микро-ГЭС на ручьях приведет как итог к затоплению больших территорий.

- Никаких плотин не нужно. Есть такой метод деривации. От излучины реки прокидывается шланг диаметром 30 см — и никаких плотин нет.

Какую технику вы предполагаете использовать?

- Техника есть в продаже. Есть прицепы, которые работают на гидравлике и не нуждаются в тягачах. То есть просто поставить аккумулятор, электропривод и все, он едет, два куба везет.

Насколько выгодна сейчас добыча леса и насколько реально ее сравнивать с добычей каких-то минеральных ресурсов? В Коми вообще леса достаточно?

- Нет, леса в Республике Коми немного, но это единственный лес, который остался в Европе. Других лесов нет. Поэтому говорить о том, дорого или дешево, неуместно - раз его нет, то и цена нормальная. На сегодняшний день я, например, кругляк покупаю для домов по 3300 руб. за куб. Это вполне приличные деньги. Конечно, лесозаготовка - это выгодно. Но такая, какая она сейчас, не годится вообще. Я еще в Питере учился и проходил практику в институте лесных машин, где они в 1992 году занимались ремонтом трелевочников. И там нашел журнал, в котором увидел харвестеры и форвардеры. То есть сейчас люди работают на том, что еще 20 лет назад устарело! До сих пор на этих трелевочниках ездят. Что после себя оставляют трелевочники, любой лесник знает. А харвестер и форвардер - это дорого. На сегодняшний день позволить себе новый лесозаготовительный комплекс в нашем Сосногорском районе не может никто. А если брать подержанный, то тогда на запчастях разоришься. В общем, альтернативы той технологии, о которой я рассказал, нет.

Переработка в вашем подходе тоже энергоэффективна?

- Конечно, переработка с той же микро-ГЭС. Подключаешь пилораму, 4 кВт она выдает, и пили.

Прямо на месте? То есть вы уже готовый пиломатериал вывозите с делянки?

- Да, готовый вывозишь - нет проблем. Можно уйти от использования солярки вообще. Если поставить перед собой такую задачу, то мы оставим заправки без работы.

То, что вы описали с микро-ГЭС и транспортом, работающим на электричестве, - это теоретическая модель или реально действующая?

- Конечно, она пока не реально действующая. Это модель пока теоретическая, потому что я долго искал, что можно использовать. Но, в общем, в частях это все есть. Есть и литиевые аккумуляторы, и микро-ГЭС, и тележки с автономным приводом любой грузоподъемности до 14 кубов.

От чего тогда зависит старт той системы, которую вы описали?

- Старт на сегодняшний день зависит от того, кто вложится. Надо найти где-то два миллиона рублей. Это зависит от денег, больше ни от чего. 

Вы сами пока лесозаготовкой не занимаетесь?

- Нет, я занимался в свое время - это невыгодно. Я рублю срубы и зарабатываю в четыре раза больше, чем если бы я пошел в лес на той технике, которая есть сегодня. Выгодно заниматься лесозаготовкой той, о которой я рассказывал.

 Я из Кировской области, и у нас изрядная доля леса отдана крупным арендаторам. Поэтому многие лесозаготовители даже в соседних регионах, в том числе и в Коми, берут участки леса. Проблема возникает получить этот лес.

- Совершенно верно, это проблема.

А если ты получаешь этот лес, то тебе, чтобы отбить деньги, нужно заготавливать его в гигантских промышленных масштабах. О выборочной рубке уже речи не может быть в этом случае.

- Тут как раз нужно договориться на участок, где бы тебе позволили делать постепенную выборочную рубку. Это проблема. Это надо увязывать с властями. Наш действующий Лесной кодекс, к сожалению, против леса. Как тут сказала Наталья Васильевна (Наталья Зубаревич — российский экономист-географ. — Ред.), я за рациональность, которая на пользу России. Но есть рациональность, направленная на удержание власти. Точно так же и про лес. Есть рациональность за лес, и есть рациональность против леса. Наше государство, по сути, против леса. Когда оно принимает такое законодательство, оно предлагает нам весь лес уничтожить.

 А вы бы как предложили с лесом обходиться?

- Прежде всего надо изменить метод лесозаготовки на постепенную выборочную рубку. А главное, чтобы у леса был хозяин - человек, который бы планировал свою деятельность на 100 лет. 

Вы предлагаете отдать лес в частную собственность?

- Конечно, лес должен находиться в частных руках. Государство никогда не будет к лесу нормально относиться - это невозможно. Но и человек должен быть хозяином. Сейчас у нас общество временщиков, начиная с правительства, заканчивая обывателями, мещанами. Вот я сейчас делаю дом для местной администрации - те же самые временщики. Они приходят не затем, чтобы что-то сделать, а свои решить задачи. 

Мы ушли — лес остался

Необходимые для организации лесозаготовки 2 миллиона рублей — это, казалось бы, небольшая сумма.

- Для меня это существенные деньги. Но даже отсутствие денег не так существенно, как проблема с участком, который можно бы было получить под постепенную выборочную рубку. Если бы у меня в аренде был нормальный участок, допустим, 3х3 километра, деньги было бы не проблема найти. 

Аналогии где-то есть в мире?

- Аналогии есть, но все равно работают только на бензиновых двигателях. На электрическую тягу не переходят. Есть бензиновые аналоги — так называемые мини-форвардеры. Так что я ничего нового не изобрел. Просто объединил все, что знаю, в комплекс. Люди привыкли к каким-то вещам, в которых они живут, и хотят продолжать так жить. А это неэффективно, я считаю. Сам по себе человек эффективно не будет работать, если необходимости нет. Раньше были мы рантье, жили от продажи нефти и газа, и все было хорошо. А сейчас нужно искать какие-то пути, чтобы жить нормально. А так просто, как раньше, уже не получится. 

Вот вы говорите, все окупаемо. Вы не думаете, что техника в лесу может быстрее из строя выйти, чем окупиться?

- У меня есть, допустим, бензопила “Stihl”, я работаю ей по срубам пять лет. Если я отдам ее какому-то работнику, то даю 100-процентную гарантию, что через две недели - максимум месяц он ее ухлопает. И если ты ему дашь форвардер, харвестер - будет примерно то же самое. Потому что человек должен понимать, с чем он работает. Техника может быть старая, но если он ее чувствует, знает, следит за ней, то у нее ресурс будет на порядок больше. Надо чтобы люди с техникой ладили, будем так говорить, а иначе любую технику можно уничтожить. 

Рубить срубы - это одно, а лес валить…

- То же самое. Потому что валить лес в объемах 100 кубов в день и в объемах 10 кубов в день - это абсолютно разные вещи. Конечно, если вальщику поставить задачу валить по 100 кубов в день, техника у него послужит в лучшем случае полгода. А если по 10 кубов в день, то он, по сути дела, не загружает этот инструмент. 

Это вы сейчас говорите о человеческом факторе?

- Я говорю об объемах. Когда вальщики бегут, лесорубы бегут, трактора бегут, ломаются. Человек, как бы он того ни хотел, остановить машину не может. Ты когда в этом процессе, тебе уже не до техники. Ты занят тем, чтобы давать кубатуру. При моем подходе этого нет, гонки нет. Потому что объемы постепенной выборочной рубки небольшие. Это рассчитано на то, чтобы лес оставался всегда. Мы пришли в лес, поработали, взяли только спелую древесину, ушли - лес остался. И на следующий год снова будет. И вечно будет он. А если ты весь лес извел, он никогда там не вырастет. 

Кстати, вы не почувствовали пока на себе дыхание этого кризиса?

- Я почувствовал, что цену поднимать больше нельзя на изделия. А объем какой был, такой и остается — есть налаженные каналы сбыта в Питер, в Мурманск. Привязываться же к тому, что будет в государстве, ни к чему, потому что у нас с государством всегда непонятно. Так было последние 20 лет, так будет еще вперед на 20 лет. Картина будущего должна быть, но ставить себя в зависимость от этого не нужно. Или мы здесь живем и работаем, или тут делать нечего. 

Очень важно, когда есть не только долговременное планирование, но и преемственность в бизнесе, когда дело отцов продолжают дети. Почему она не приживается у нас?

- К сожалению, у нас общество учит принципу: ничего не делай и получай деньги. Я с обществом не могу спорить. Мой пример - он не заразительный. Если ребенок видит, что папаша таскает бревна и немного на жизнь зарабатывает, а другие ничего не делают и зарабатывают больше - с этим не поспоришь. Поэтому у нас и нет преемственности. В Европе уважают труд, там есть и династии работающих, мужик в понимании человека дела. В России мужика как человека дела не осталось почти. 

Как сделать так, чтобы мужской труд на земле и в лесу стал престижным?

- Для этого нужно сделать только одно, я считаю: платить человеку достойно. Если человек, который работает руками, будет зарабатывать в месяц тысяч 70-80 - тогда этот труд будет престижен. На сегодня люди сориентированы на деньги. Но я говорю только о людях, которые готовы за деньги работать. 

Какое у вас представление о Кирове и Кировской области?

- Трудно там люди живут, деревни заброшенные, как везде в средней России, а места красивые. 

О каких брендах нашего региона вы слышали?

- Нижнеивкинская вода, знаю, целебная, торговля в Кирове хорошо развита, люди из Кирова работают неплохо, дома делают... 

Подготовил Олег Прохоренко

Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.  

Досье

Вадим Петрович Ипатов, директор ООО “Балта”

Дата и место рождения - 12 апреля 1968 г., пос. Нижний Одес, республика Коми.

Образование и карьера - 1985-1993 г. Ленинградский политехнический институт им. М.И. Калинина (сегодня Санкт-Петербургский политехнический институт), специальности “Гидромашины”, “Автомобили и тракторы”.

Работал на предприятии “Печора-Сервис”, потом открыл ИП, а в 2010 году создал предприятие “Балта”.

Семейное положение: Женат, два сына.

Книги: Борис Пастернак “Доктор Живаго”, книги о Петре Столыпине.

 Опросник Марселя Пруста

Если не собой, то кем вам хотелось бы быть? - Надо быть тем, кто ты есть.

Какие реформы в российской истории вы цените особенно высоко? - Реформы Петра Столыпина, за счет которых мы до сих пор живем.

В какой стране вам хотелось бы жить? - в России, но с реформами Столыпина. Чтобы была снята узда с людей, которые готовы работать.

Какой способностью хотели бы обладать? - Уметь убеждать людей и объединяться для достижения результата.

Какие качества вы цените в женщинах? - Надежность.

Жизненный принцип: Быть собой.

 

Hide comment form

1000 Characters left